Исторические музеи-усадьбы Москвы





Троицкое-ЧеремушкиВладельцы усадьбы: Прончищевы, Ржевские, Одоевские, Головины, Андреевы.

Несколько уникальных фотографий и пожелтевших от времени бумаг - вот и все, что осталось от Троицкого-Черемушек. В то же время одна из находившихся неподалеку усадеб до сих пор вызывает восхищение ценителей искусства. И если она относительно изучена и известна, то о ее ныне не существующей соседке, носившей почти такое же имя, мало кто помнит.

В 1630 г. северную половину пустоши Черемошки купил Афанасий Осипович Прончищев (ум. в 1660 г.), прославившийся взяточничеством и иными злоупотреблениями во время воеводства в далеком городе Ваге в 1635 - 1636 гг. Бурная жизнь, отягощенная длительными разъездами в удаленные части страны и даже за рубеж (например, в Константинополь), не позволила ему обустроить свою подмосковную. Времени на это не нашлось и у ближайших преемников Прончищева. Лишь почти через сто лет, после перехода Черемушек в руки статского советника Александра Тимофеевича Ржевского, женатого на Анне Михайловне Прончищевой, была тут построена усадьба, изначально состоявшая из двух деревянных “помещиковых дворов” и кирпичной церкви Троицы, освященной в 1732 г1. По ней у имения появилось второе название - Троицкое, вскоре ставшее основным.

Сооруженный А.Т. Ржевским храм - небольшой, квадратный в плане, с трехгранной апсидой алтаря, не сохранился. Весной 1897 г. его, по поручению Комиссии по сохранению древних памятников Московского Археологического общества, обследовал городской архитектор академик Сергей Устинович Соловьев (1859 - 1913). Ему пришлось констатировать, что здание не интересно “ни в археологическом, ни в художественном отношении”. Чуть позже Комиссия, по докладу С.У. Соловьева, состоявшего тогда ее секретарем, постановила разрешить местным священнику и старосте снести церков2. Взамен в селе Троицком вскоре поднялся ввысь эклектичный одноглавый храм также во имя Троицы, тоже не отличавшийся изяществом пропорций. Его окружала ограда из металлических решеток, укрепленных на кирпичных столбиках. Незадолго до первой мировой войны над входом в церковь была поставлена колокольня, выполненная в модном в то время неоклассическом стиле3. Но и эти позднейшие Троицкое-Черемушки1сооружения не уцелели. В связи с ликвидацией села, территория которого вошла в черту Москвы, они были сломаны в конце 1950-х гг. Теперь примерно на этом месте находится двор жилых домов N 2 и 4 по Большой Черемушкинской улице (на углу с улицей Шверника).

В 1742 г. имение Троицкое-Черемушки перешло к дочери Ржевских - Анне Александровне - жене президента Вотчинной коллегии, ведавшей государственными имениями, действительного статского советника князя Ивана Михайловича Одоевского (1698 - 1775). Позже здешним помещиком стал их младший сын Петр (1740 - 1826), военный, впоследствии вышедший в отставку полковником. Ему выпала нелегкая участь пережить всех своих близких: родителей, жену и детей. Оставшись один и располагая значительными денежными средствами, П.И. Одоевский обратился к благотворительности. В своем имении Болшево (Московский уезд) он организовал “убежище бедным”, целью которого было оказание посильной помощи малоимущим; другое имение - Ивановское, находившееся в Подольском уезде, - фамильную вотчину Одоевских (она граничила со Знаменским-Садками Трубецких) князь пожертвовал Императорскому Московскому человеколюбивому обществу в память о сыне, павшем под Бородином в 1812 г. Эта организация погубила тамошнюю старинную усадьбу, продав на слом все ее постройки за исключением церкви-усыпальницы. С Троицким же П.И. Одоевский расстался еще до этого печального события. Уже в 1760 - 1780-х гг. усадьбой владела супруга адмирала Александра Ивановича Головина (ум. в 1766 г.) - Марья Ионишна, урожденная Новосильцева (1716 - конец 1780-х). “… Тоже в свое время люди со значением”, - вспоминала о них старая москвичка Е.П. Янькова4.

С первой трети XIX в. и вплоть до национализации в 1917 г. Троицкое принадлежало дворянам Андреевым. Их фамилия дала еще одно название сему месту: Троицкое-Андреево. Первый владелец, принадлежавший к этому роду, - вдова статского советника Елена Федоровна Андреева, урожденная Ардалионова (1778 - 1865). Она постоянно жила в деревянном доме своей загородной усадьбы, так как не имела никакой недвижимой собственности в городе, в отличие от подавляющего большинства подмосковных помещиков и помещиц. (В Московском уезде тогда, помимо Андреевой, лишь полковница А.И. Карелина безвыездно жила в своем сельце Трубицыне). Впоследствии Троицкое перешло в совместное владение к ее дочерям - девицам Анне (1811 - 1870) и Ольге (1828 - 1884) Николаевнам Андреевым. Один из их племянников владел имением вплоть до 1917 г.5

Писатель Петр Петрович Перцов (1868 - 1947), проезжая через Троицкое в начале 1920-х гг., отметил, что в центре села еще находился белый камень, на котором была высечена надпись: “Блажен путь с миром идущим. 1889″6. Ныне камня нет, как нет и самой усадьбы. Сохранился лишь пруд недалеко от того места, где стояла последняя церковь. Но бетонированные берега лишили его прежнего очарования.

Находившаяся в Троицком усадьба не была особенно интересна в архитектурном плане: помещичий дом средней руки и ветхие службы - все из дерева, материала не слишком долговечного. В истории здешние помещики - персоналам не первого плана, обычные люди: служили, воевали, любили… Жили так, как подавляющее большинство дворян их круга. Принадлежавшее им загородное жилье было типичным для небогатой помещичьей усадьбы, каких было очень много. В сущности, все подобные поместья лишь фон, на котором выросли такие жемчужины, как Архангельское, Кусково, Останкино, Узкое, соседние Черемушки. Безусловно, Троицкое с ними не сопоставимо. Но без его пусть не очень яркой истории своеобразие усадеб, находившихся на юго-западе Москвы, нельзя было бы оценить в полной мере.
—————————————————–

1 Из дела о получении в наследство князем Петром Ивановичем Прозоровским от деда своего ф.ф. Лихачева сельца Черемошки в 1666 году Голицин М.М. Петровское. М., 1912. С. 109; Холмогоровы. Вып.8. С.157-161, 191, 192

2 ЦИАМ, ф.453, оп. З, д.79, л.147; Протоколы Комиссии по сохранению древних памятников за 1896 - 1899 гг. Древности. Труды Императорского Московского Археологического общества. Т.18. М., 1901. С.222, 224.

3 ГИМ ОПИ, ф.402, ед. хр. Ю. л.32.

4 РГАДА, ф.1354, 011.276, д. б “С”; ф.1355, оп.1, Д.775, л.45; Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. Т.2. М., 1954. С.506; Янькова Е.П. Рассказы бабушки: Из воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные ее внуком Д. Благово. Л., 1989. С.42.

5 ЦИАМ, ф.210, оп.11, Д.2760, л.47; Населенные местности Московской губернии. М., 1913. С.40; Нистрем. С.5, 81; Памятная книжка Московской губернии на 1899 год. М., 1899. С.484; Шрамченко. С.32.

6 Перцов П.П. Подмосковные экскурсии: Трамвайные поездки. М., 1924. С.46.